Восьмилетний Федя вернулся от бабушки после летних каникул, и его не узнать. Ведет себя вызывающе, весь какой-то дерганый. В лексиконе появились грубые словечки, которых раньше не было. Запретов не понимает, мать не слушается, на замечания отца огрызается.

А отец, между прочим, уважаемый человек, преподаватель вуза. И тот уже за ремень хватается с криками: «Ты как со старшими разговариваешь, сопляк!»

Хорошо, мама вступилась: «Не смей бить ребенка! Федя, иди в свою комнату, мы с тобой потом поговорим». Ее также тревожило то, что нашла у него в кармане свернутую денежную купюру, которую они с отцом точно не давали. Говорит, нашел…

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ